Вениамин Вылегжанин. Стихоплет

Леонид проснулся от настойчивой трели звонка, который заливался в его прихожей. Он нехотя встал, накинул на себя длинный цветастый халат и открыл дверь. Перед ним стояли трое: двое мужчин и миловидная женщина.

- Ой, извините, — встрепенулся Леонид, запахивая крепче халат и пропуская пришедших в узкую прихожую, — поздно лег вчера. Муза ночью посетила, вот и засиделся с ней до утра, — как то виновато проговорил хозяин жилища и внимательно посмотрел на пришедших. Этот его полусонный взгляд как бы говорил: «И зачем вы пожаловали, любезнейшие, в такую рань?»

Троица молча прошла в комнату. Так как пол в квартире был довольно грязным, а тапочек поблизости не наблюдалось, то обувь пришедшие не сняли. Посмотрев на обшарпанные стены, женщина приятным голоском проговорила:

- Мы из литфонда, помогаем начинающим писателям, так сказать, с бытом. Вот Семен Петрович, — она показала пальцем на представительного мужчину, — представитель жилконторы, сказал нам, что за квартиру вы уже полгода не платите. У вас проблемы с деньгами?

Вся троица неприлично посмотрела на растерянного хозяина. Тот как-то сник сначала, а потом, гордо подняв голову, твердо проговорил:

- Это временно. Вот получу аванс за книгу, так сразу и рассчитаюсь с долгами за все коммунальные услуги.

- Послушайте, любезнейший, а вы нам не прочитаете, что вам там ночью муза нашептала? - неожиданно обратился к Леониду третий пришедший, худощавый блондин средних лет.

Леонид смутился малость, отвернулся к окну, но спустя несколько секунд резко повернулся к своим слушателям и начал декламировать:

Ушло — и все как будто не бывало,

Как будто из ручья любви воды не пил.

Порывы страсти ветром разметало,

И стало меньше времени и сил...

- Гениально! - воскликнул худощавый мужчина и, тряхнув гривой густых волос, произнес: — Берем. Печатаем. В твердом переплете. На обложке — фото автора. Тысяч пять, думаю, дли начала вполне хватит, а? — бросил он и весело посмотрел сначала на хозяина квартиры, а потом перевел взгляд на своих товарищей.

- Чего пять тысяч? — спросил ошеломленный автор.

- Ну, конечно же, не рублей, а экземпляров. А рублей, я думаю, будет во много раз больше, — весело подмигнув, бросил худощавый.

- Мне кажется, что вполне приличные стихи, и они пойдут не спеша, нараспев сказала женщина и, повернув голову к Леониду, с придыханием добавила: — Соглашайтесь. Если Кублановский предлагает свои услуги, то это действительно того стоит. Он издатель опытный, знает, что говорит.

- Знаете, у меня от всего кругом идет голова, — промямлил Леонид, — давайте выпьем чаю и все спокойно обсудим.

- Я - за, - бросил блондин.

- А мы, пожалуй, пойдем, - сказал человек из жилищной конторы. - Я покажу представителю литфонда квартиры еще нескольких литераторов-должников, которые тоже проживают на подведомственной тонной мне территории. Может, и им удастся как-то помочь.

Когда представительный мужчина и женщина удалились, худощавый протянул руку хозяину квартиры и сказал:

Ну-с, давайте знакомиться. Максим Моисеевич Кублановский, работаю в издательстве и подыскиваю талантливых авторов. Думаю, что вы самое то, что нам надо.



- Леонид Сергеевич Громобой, литератор, — промолвил Леонид и пожал потную ладонь работника издательства.

- Громобой... Громобой... Где-то я слышал уже эту фамилию или в газете видел? Убей, не помню, — Максим Моисеевич стукнул себя полбу. — Но фамилия классная, просто сразу наповал бьет, и псевдоним никакой не нужен.

Но моя фамилия по паспорту Потапкин, а Громобой - это как раз мой псевдоним.

Пописываю иногда в газеты и журналы. Как говорится, на хлеб насущный надо же чем-то зарабатывать Книжки-то мои пока, к сожалению, не печатают...

- Отныне будут! - Максим Моисеевич хлопнул ободряюще Потапкина по плечу, быстро допил чай, собрал в папку листочки со стихами и, сказав, что через пару дней он заглянет к Леониду, удалился.


7969820504529934.html
7969853261548891.html
    PR.RU™